Главная / Блог / Я — психолог-волонтер. Три истории тех, кто нашел себя в безвозмездной помощи другим

Я — психолог-волонтер. Три истории тех, кто нашел себя в безвозмездной помощи другим

Время на чтение: 10 минут
|
25 апреля 2022
Получайте наши статьи в мессенджерах

Помогать бесплатно, быстро и эффективно — три правила психологов-волонтеров. Это большой и почетный труд, к которому готов не каждый. Как добровольная помощь меняет психолога, как не выгорать от такой работы, и стоит ли новичку стать волонтером, чтобы набраться опыта? Об этом рассказали в интервью наши студенты и преподаватель.

Как помогать людям с тяжелым диагнозом: онкология, ВИЧ и гепатит

Татьяна Бемерт, Санкт-Петербург
Практический психолог и коуч

Как я пришла в волонтерство

В жизни я сама не раз оказывалась в сложных ситуациях. И всегда находились люди, которые мне помогали. Я знаю, как важно за что-то зацепиться, чтобы выбраться на берег в сложной ситуации, поэтому сама хочу давать поддержку тем, кто в ней нуждается. 

Мое волонтерство началось с организаторской деятельности в проекте помощи подросткам. Потом я познакомилась с руководителем объединения по профилактике женской онкологии и начала участвовать в проекте. Так втянулась, что получила образование психолога, чтобы полноценно консультировать и помогать профессионально. 

Получается, что именно благодаря волонтерству я пришла в психологию.

Сейчас я продолжаю работать психологом в этом проекте и в фонде, который помогает людям с диагнозами ВИЧ и гепатит. А еще открыла частную практику.

Кому и как я помогаю

В первую очередь я работаю с теми, кто только получил диагноз и находится в состоянии шока и растерянности. Часто людям страшно признавать свою болезнь и говорить о ней близким. Но именно с признания начинается путь к нормальной жизни.

Я мотивирую клиентов к лечению, помогаю им обрести опору и найти новый ресурс для возвращения в привычную реальность. Использую техники из кризисной терапии, гештальта и коучинга, применяю телесные и дыхательные практики. Всегда держу дверь открытой для клиентов, если у них случится откат к прежнему состоянию.

Консультирую в разных форматах — офлайн, онлайн, в чатах. Так, в фонде помощи людям, живущим с ВИЧ, есть горячая линия и сайт, где можно оставить заявку и выбрать комфортный формат общения. Кроме того, мы можем оказывать помощь анонимно. Это важно, потому что с ВИЧ до сих пор связано много негативных стереотипов, людям стыдно и страшно говорить о своем диагнозе. Например, такому человеку могут отказать в лечении зубов, а он должен сообщать о своей болезни. Многие уверены, что никогда не смогут завести семью или иметь детей, а ведь это не так — АРВ-терапия позволяет ВИЧ-инфицированным жить практически обычной жизнью.

Волонтерство, особенно кризисное, отнимает большой ресурс. Необходимо уметь абстрагироваться от своих эмоций, заземлять клиента и при этом избегать выгорания.

Мне для баланса нужна деятельность, вообще не связанная с психологией, поэтому я работаю в сопровождении клиентов в производственной компании. Волонтерство занимает примерно 30% времени, остальное — работа и частная практика.

Стоит ли новичку идти в волонтерство за опытом?

Да, в моем случае все началось именно с волонтерства. Оно дает уникальный практический опыт, который невозможно купить или выучить по книгам. Такая работа отлично подсвечивает твои возможности и зоны роста, показывает путь, по которому можно развиваться.

Волонтерство — это ценные знакомства, увлеченные люди и большое удовлетворение от осознания, что ты приносишь людям пользу. Начать карьеру с безвозмездной помощи можно, если понимаешь, какое направление в психологии тебе интересно.

Почему волонтерство полно неожиданностей и не терпит ошибок

Юлия Евдокимова, Краснодар
Дошкольный педагог и психолог, начинающий клинический психолог

Как я пришла в волонтерство

Я веду профессиональный блог, поэтому, когда произошли недавние события, начала получать много сообщений от подписчиков: они писали о нарастающей внутри панике и тревоге. Первым делом я написала пост о техниках самопомощи, а потом нашла психологов, которые занимаются волонтерством, и присоединилась к ним. В тот момент я поняла, что нужна и могу принести пользу людям. Вопрос оплаты даже не стоял — каждый может рассчитывать на бесплатную скорую помощь, в том числе и психологическую.

Кому и как я помогаю

Мы с коллегами создали чаты в социальных сетях и начали отвечать на заявки. Когда их стало слишком много, стали привлекать новых специалистов — кризисных психологов, суицидологов и других. Несмотря на скорость, качество остается важным, поэтому организаторы проверяли дипломы и оценивали опыт волонтеров.

Так Так как на тот момент у меня еще не было опыта работы в кризисной психологии, я чувствовала страх: одно дело обучение, и совсем другое — реальность.

И действительно, начались сложности. Например, оказалось, что до сих пор нет четких протоколов онлайн-помощи в чрезвычайных ситуациях. Пришлось адаптироваться и разрабатывать алгоритмы в процессе. Дополнительная трудность онлайн-консультирования — сложно оценить обстановку, если не видишь человека. Насколько сильна его паника, какие чувства он испытывает, насколько хорошо подавляет эмоции? А были случаи, когда самому психологу было эмоционально тяжело — например, когда человек вдруг резко пропадает из сети. В этом случае помогала супервизия для волонтеров, давала поддержку и мотивацию.

Я больше работала с теми, кто находился вне зоны боевых действий. Здесь нет прямого страха за свою жизнь и дом, но есть ощущение тревоги и потери опоры. Кто-то потерял связь с близкими мужчинами, у кого-то обострились психические расстройства, кто-то просто не может справиться с эмоциями из-за повышенной чувствительности. Я подсказывала техники заземления, учила дыхательным практикам для снятия паники. Большое внимание обращала на физиологические потребности — важно, чтобы человек не забывал есть, спать и двигаться. Для меня было большой победой, когда клиенты возвращались к привычной бытовой жизни.

Я все еще состою в группе поддержки, но уже не волонтерю. Поняла, что сама не успела прожить и осмыслить происходящее. Решила отдохнуть, когда общий уровень тревоги снизился. Но этот этап дал мне многое: знакомства, ценный опыт, закалку и радость от помощи другим. Я уверена, что еще вернусь в волонтерство.

Стоит ли новичку идти в волонтерство за опытом?

Я думаю, что на старте стоит самому набирать клиентов и предупреждать их о небольшом опыте работы. В волонтерство должен идти человек либо с хорошей, уверенной практикой, либо с сильным наставником, которого не всегда просто найти. Эта сфера не терпит ошибок, особенно если речь идет о кризисной терапии. И у волонтера нет возможности отказать человеку, если он не умеет работать с таким запросом. Все-таки за бесплатной помощью обращаются в самых острых ситуациях, где нет места колебаниям.

Как волонтерить за границей, помогая мигрантам и беженцам

Алена Пряник, Прага
Практикующий психолог, семейный психотерапевт, преподаватель Института прикладной психологии. Специалист в области системной семейной терапии, гештальт-терапии, детской психологии. Автор и ведущая образовательных воркшопов и вебинаров

Как я пришла в волонтерство

Я получила первый опыт волонтерства, когда присоединилась к группе психологической поддержки русскоговорящего сообщества. У нас небольшая команда из русскоговорящих психологов, и вместе мы в онлайн-формате помогаем эмигрантам по всему миру справляться со сложностями.

До недавнего времени бесплатная помощь была единичной: мы работали на добровольной основе только с теми, кому это было особенно необходимо. Но в конце февраля ситуация в мире резко изменилась, и мы сфокусировались на волонтерской деятельности. Какое-то время я потратила на «перестройку»: изучала материалы по кризисной психологии и готовилась к повышению уровня сложности — работа в экстренной помощи зачастую требует больше навыков и сил, чем в привычных консультациях.

Экстренная психологическая помощь в чрезвычайных ситуациях. Психологическое сопровождение и поддержка в кризисных и посткризисных ситуациях

Научитесь оказывать экстренную психологическую помощь быстро и эффективно

  • официальный диплом о повышении квалификации
  • дистанционный формат
  • cопровождение куратора на протяжении всего обучения

Кому и как я помогаю

Мы оказываем помощь онлайн: в чатах, по телефону, в видео-созвонах. Работаем с кризисными ситуациями быстро и точечно, «день в день». Наша задача — нормализовать состояние человека, чтобы у него появились опора и внутреннее спокойствие. При этом мы отказались от принципа национальности и паспорта, потому что помощь нужна всем.

Самый популярный запрос — тревога. Ее усиливает состояние неопределенности — многие русскоговорящие эмигранты вынужденно покинули свои дома и пытаются адаптироваться к новой жизни в стрессовых условиях. Люди столкнулись с тем, к чему их никто не готовил, и не знают, как правильно себя вести. Россияне часто обращаются со страхами по поводу финансов: падение курса рубля, блокировка карт за границей пугают и не дают построить долгосрочную перспективу.

Помимо волонтерства я веду частную практику и преподаю, поэтому тщательно распределяю свое время. В группе поддержки я провожу две-три консультации в неделю.

Кризисная психология отнимает большой ресурс, и если я возьму на себя больше, то не справлюсь с личными чувствами и усталостью.

По этой же причине стараюсь отслеживать выгорание и регулировать его — я не смогу помочь другому, если сама не буду в норме. Но отказываться от волонтерства не планирую.

Мне кажется, в ближайшее время среди мигрантов необходимость в помощи будет только расти. Например, многие беженцы только сейчас приходят в себя и начинают осознавать происходящее. И когда отложенные на потом тревога, усталость и стресс навалятся на человека с новой силой, он может не справиться самостоятельно и обратится за помощью к волонтерам.

Стоит ли новичку идти в волонтерство за опытом?

Я занимаюсь волонтерской работой в области кризисной психологии. Думаю, что это слишком сложный уровень для новичка. Даже мне, психологу со стажем, нужно было перестроиться и подготовиться.

Кризисная психология тяжела тем, что сильно воздействует на специалиста — новичок быстро выгорит в таком режиме работы. Советую тщательно выбирать направление, прежде чем идти волонтерить — если выбрать «хардкорный» уровень сложности с самого начала, есть риск истощить себя еще до начала полноценной работы.

Наши героини пришли в волонтерство при разных обстоятельствах и работали с разными запросами — от эмиграции до сложных диагнозов. Но все они сходятся во мнении, что волонтерство — это не просто безвозмездный труд, а большой источник опыта, вдохновения и новых знакомств с коллегами, влюбленными в профессию психолога.

Остались вопросы?
Задайте специалисту!

Отвечаем по будням с 08:00 до 20:00
и по выходным с 10:00 до 18:00 по Москве

Устинова
Ксения Игоревна

Специалист

Арзуманян
Алиса Григоровна

Специалист

Записаться или задать вопрос
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных.