Главная / Блог / Расстройство личности — мое преимущество в работе психологом

Расстройство личности — мое преимущество в работе психологом

Время на чтение: 10 минут
|
7 декабря 2021
Получайте наши статьи в мессенджерах

Жизненные сложности заставили Юлию Беляеву на долгие годы отказаться от мечты стать психологом. Но несмотря на долгий путь к профессии, статус матери-одиночки и диагностированное расстройство личности, Юлия открыла практику, нашла клиентов и начала зарабатывать на любимом деле. 

Краткая справка

Юлия Беляева — дирижер-хоровик, дошкольный педагог, арт-педагог

Интересный факт: Пришла в психологию с собственным диагнозом — смешанным расстройством личности

Цель, с которой пришла учиться: обучиться новой профессии и воплотить детскую мечту, начать частную практику

Курс проф.переподготовки : «Арт-педагогика и арт-терапевтические технологии. Содержание и практические методы реализации коррекционно-развивающего процесса средствами искусства и художественно-творческой деятельности»

Как воплотить мечту о профессии спустя 25 лет

— Юлия, вы рассказывали, что мечтали стать психологом, еще будучи подростком, однако пришли к этой профессии только к 40 годам. Каким путем вы шли к своей мечте?

— Непростым. В 15 лет я действительно мечтала быть психологом, и до сих пор помню формулировку «хочется быть полезной людям». Но в детстве у меня были сложные отношения с родителями. После одного из скандалов меня выставили за порог. Так я начала жить одна. Ночевала в строящихся домах и у незнакомых людей, торговала на рынке и пыталась сделать все, чтобы выжить, не возвращаясь к семье. Я все же закончила школу и прошла курсы секретаря, но о психологическом образовании пришлось забыть надолго.

Пережив это время, я уехала из родного Новосибирска, родила детей и погрузилась в совсем другие заботы. Удачные отношения построить не получалось — я пережила опыт насилия и не могла доверять людям. Одна воспитывала детей и долго не могла даже думать о карьере мечты.

Я жила в Астрахани, часто попадала на службу в монастыре и глубоко прониклась церковной музыкой. Так я поступила и закончила регентское отделение Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии. Это стало началом музыкальной карьеры: я пела, позже сама руководила хором, участвовала в конкурсах и фестивалях.

расстройство личности

— Вы прошли сложный путь, но достигли больших успехов в прежней профессии. А что вас побудило оставить карьеру в музыке и вернуться к детской мечте стать психологом?

— Однажды я решила вернуться в Новосибирск по семейным обстоятельствам. А в местной музыкальной среде была серьезная конкуренция. К тому же во время пандемии начались массовые сокращения: стало понятно, что сферу деятельности нужно менять. И я вспомнила, о чем так давно мечтала. Решила — настало время наконец попробовать!

— Вы упоминали в анкете, что сами находитесь в терапии с 2015 года. Это повлияло на выбор новой профессии?

— Конечно, постоянное общение с психологом в совокупности с детской мечтой сильно повлияли на мое решение.

Мне всегда была близка эта сфера, ведь у меня самой стоит диагноз — смешанное расстройство личности.

Эмоционально сложное детство, недостаток общения с родителями и опыт насилия не могли не отразиться на моем психологическом состоянии. Поэтому для меня сфера психологии является одновременно помогающей и вдохновляющей. Общение в этой среде всегда деликатное: я знаю, что коллеги мне не навредят, а поймут и поддержат. Это особенность профессии, ведь даже близкие люди могут ненароком «ткнуть в рану».

Расстройство личности — не приговор, а сильная сторона

—  Смешанное расстройство личности — сложный диагноз. Расскажите, как вам удается справляться с ним?

—В терапии я уже несколько лет и нашла отличного специалиста, который грамотно меня обследовал. Я вышла в ремиссию, построила новые счастливые отношения. Смешанное расстройство личности заметно ухудшает качество жизни, если с ним не работать. Например, есть ассоциативное расстройство: я держу дистанцию с новыми людьми, плохо иду на контакт и сближение. Зачастую эту черту принимают за холодность, отсутствие эмпатии. На самом деле так проявляется осторожность, и она может быть полезной — я по несколько раз проверяю свои теории и решения. А вот эмпатии у меня с избытком. Я буквально считываю эмоции людей. Такая особенность тоже может стать преимуществом, если не пропускать чужие чувства сквозь себя.

Но главное — этот диагноз привел к тому, что я, как психолог, подхожу к своей работе ответственно. Я не пропускаю супервизию и терапию, отслеживаю свое состояние и знаю алгоритм действий в тех случаях, когда мне нужна психологическая поддержка. Благодаря этому мое самочувствие никогда не отражается на клиентах.

— Вы испытали немало проблем ментального здоровья на себе. Выходит, диагноз помог вам стать более сознательными и чутким психологом?

— Да, потому что у любого психолога на первом месте должны стоять собственная проработка и супервизия. Я уже давно и плотно работаю над своим ментальным здоровьем. И осознаю, что психологу это нужно на протяжении всей практики.

Моя сверхчувствительность позволяет лучше понимать глубинные проблемы клиентов. Тяжелый, но богатый жизненный опыт помогает в проработке многих запросов.

У меня было сложное детство и равнодушие со стороны родителей — теперь я правильно поддерживаю подростков в их личностном становлении. Были проблемы с партнерскими отношениями — теперь я решаю непростые женские запросы, включая ситуации с насилием. Есть трудности с доверием — и я лучше других знаю, что чувствуют люди, которым сложно открываться и выражать чувства.

Так и получается, что свои слабые стороны я прорабатываю с психотерапевтом, а сильные приношу в терапию с клиентами.  

У смешанного расстройства личности есть плюсы и я научилась использовать их в работе.

— У вас получилось даже тяжелейшие жизненные ситуации обернуть на пользу в работе психологом. А что в терапии с клиентом дается вам сложнее всего?

— Иногда клиенты начинают плакать на сессии. И здесь важно не слиться с человеком, не зарыдать вместе с ним, а оказать поддержку — для меня это точка роста, которая порой отнимает много сил. В силу своей обостренной эмпатии мне хочется обнять, ободрить клиента, но я понимаю, что он должен пройти этот путь сам. Справляюсь благодаря самоконтролю и — не устану это повторять — регулярной проработке и супервизии.

Откуда брать знания, как открыть практику и где искать клиентов

— Ваша история вдохновляет. Через свой диагноз вы пришли к мечте, новым интересным людям и профессии. А как и где вы получали знания и опыт для новой профессии?

— У меня есть большая цель стать клиническим психологом. Но сперва необходимо получить среднее специальное образование, которое подходит для этого направления. Поэтому я поступила в педагогический колледж в Новосибирске и устроилась работать с детьми дошкольного возраста.

Вместе с тем мне хотелось как можно быстрее получить специальность психолога, чтобы не тратить время зря и открыть частную практику. Я пошла на программу по арт-терапии в вашем Институте. Арт-терапию выбрала, потому что мне близко творчество, ведь я много лет занималась музыкой. В итоге решилась учиться в Институте и не пожалела.

Получите специальность арт-педагога: откройте одно из самых творческих и востребованных направлений в психологии

  • официальный диплом о профпереподготовке
  • дистанционный формат
  • сопровождение куратора на протяжении всего обучения

— Приятно знать, что вы не разочаровались в выборе. А что в обучении понравилось больше всего?

— Материал подан в легкой, доступной форме, но без потери качества и глубины лекций. Понравилось, что на связи всегда есть кто-то, готовый помочь. Преподаватели общаются деликатно и при проверке заданий скорее поощряют, нежели критикуют. Даже учебный отдел при необходимости идет навстречу. Сам по себе удаленный формат удобен для обучения: здесь все зависит от самого человека, от умения рассчитывать свои силы и возможности.

расстройство личности

— У вас получилось внедрить полученные знания в работу? Расскажете об интересных случаях?

— Да, я применяю техники из арт-терапии и в частной практике, и в работе с дошкольниками. Например, в моей практике был неусидчивый мальчик с дефицитом внимания, и я никак не могла понять причину его нервного состояния. Тогда я применила технику «автопортрет» во время группового занятия. Мальчик взял черный карандаш, нарисовал что-то наподобие корявого треугольника, заштриховав его черным цветом. Он сказал: «Это камень. А внутри камня мой друг живет». Так я осознала, что ребенок травмирован и защищается. Впоследствии узнала, что его родители в разводе, а мальчик бессознательно взял на себя вину.

— А как вы открывали собственную практику и ставили цены на консультации? Какими приемами пользуетесь?

— Первых клиентов я нашла благодаря сарафанному радио в соцсетях — это самый рабочий способ. Когда клиентка пришла на первую платную консультацию, я чувствовала огромную ответственность. Но все прошло отлично, и мы продолжаем работать над ее запросом.

Я никогда не боялась брать деньги за работу, потому что знаю — отданная сумма равна ценности консультации для клиента.

Чтобы выставлять комфортную стоимость, я пользуюсь такой методикой: делю лист на две половины, слева пишу минимальную, а справа максимальную цену.

 Смотрю на цифры и выбираю золотую середину, ориентируясь на свои ощущения.

— Интересный способ. А какие у вас планы на будущее, помимо дальнейшего образования?

— У меня много проектов и энергии, чтобы воплотить их в жизнь. Я регулярно общаюсь со своим терапевтом, которая подсказывает мне, как новичку, площадки, где можно проявить себя, набраться опыта, найти клиентов. Также мне предложили поработать с родителями и детьми с аутизмом в частном центре — после детского сада для меня это отличная зона развития. А еще я планирую перебираться в Санкт-Петербург: с однокурсницей мы планируем арендовать помещение и проводить занятия, мастер-классы для молодежного центра «Среда». И, конечно, расширение частной практики остается для меня одним из приоритетов.

— Юлия, спасибо за интересное интервью! Желаю удачи с расширением частной практики и дальнейшим обучением!


Окончили наши курсы и готовы рассказать свою историю? Пишите нам по адресу ask@psy.edu.ru
Остались вопросы?
Задайте специалисту!

Отвечаем по будням с 08:00 до 20:00
и по выходным с 10:00 до 18:00 по Москве

Устинова
Ксения Игоревна

Специалист

Арзуманян
Алиса Григоровна

Специалист

Записаться или задать вопрос
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных.