Главная / Блог / Как исцеляет творчество: разговор об арт-терапии с преподавателем Института

Как исцеляет творчество: разговор об арт-терапии с преподавателем Института

Время на чтение: 11 минут
|
25 мая 2022
Получайте наши статьи в мессенджерах

Арт-терапия — одно из самых творческих и свободных направлений практической психологии. Оно помогает найти и проработать психологическую тему или сложность с помощью рисунка, музыки и даже танца. Но как творчество включить в психологию и сделать искусство по-настоящему целебным? Об этом рассказала Диана Ахмадеева — преподаватель Института прикладной психологии.

Краткая справка

Диана Ахмадеева — Профессиональный психолог (МГУ), практикующий взрослый и детский Арт-терапевт, сертифицированный интермодальный терапевт выразительными искусствами, член ассоциации интермодальной терапии искусствами, преподаватель Института прикладной психологии.

Соцсети: Телеграм, Профиль на b17.ru

Чем арт-терапия отличается от художественных курсов

— Диана Павловна, расскажите, как вы пришли в психологию?

— Психология — моя первая и любимая профессия, я пришла в нее осознанно. Отчасти на это повлияла семья: мама с бабушкой тоже психологи. Но у меня не было цели продолжать семейное дело — просто я познакомилась с профессией еще в детстве и успела искренне ей заинтересоваться. Психолог в моем представлении чем-то похож на сыщика, который ищет взаимосвязи и зацепки, откапывает глубинные причины тех или иных эмоций и паттернов поведения. Работа с личностью человека всегда вдохновляла меня и вызывала трепет своей глубиной!

Сейчас я руковожу направлением арт-терапии в Институте прикладной психологии. Под моим руководством были разработаны и поддерживаются существующие курсы направления Арт-терапии, я помогаю организовывать и разрабатывать новые курсы, проверяю их качество и преподаю сама. Также веду частную практику как интермодальный терапевт искусствами и арт-терапевт. Мои клиенты — и дети, и взрослые. Я работаю с широким спектром запросов: со страхами, неуверенностью, тревожностью, принятием решений, самореализацией, отношениями, самооценкой и другими. Иногда веду арт-терапевтические группы.

— Вы специализируетесь на арт-терапии — расскажите подробнее об этом направлении. В чем его преимущества?

—Упрощенно, арт-терапия — это выражение внутренних чувств с помощью внешних форм, по выражению Натали Роджерс. Она позволяет человеку выразить то, что у него внутри, а затем посмотреть на это со стороны и что-то с этим сделать, изменить, найти решение. Арт-терапия помогает более наглядно, чем чисто вербальные методы, исследовать страхи, гнев и другие чувства, а также сложные ситуации, в которых человек хочет разобраться. Благодаря невербальной форме возможно показать то, что тяжело сформулировать словами. Клиент не просто выражает себя, но и меняет полученный результат: так, гнев можно «перелепить», а тревогу «перерисовать»: сначала придать форму, а затем трансформировать ее.

Буду говорить про терапию искусством, не только про арт-терапию. Она понимается и в узком ключе — как изобразительные методы, и в широком — как терапия искусством (куда включаются и другие виды искусства: музыкотерапия, танце-двигательная, сказко-, интермодальная и другие). Терапия искусством и в том числе арт-терапия обязательно связывает созданный объект с реальностью клиента, и этим отличается от обычных художественных курсов.

Мы не просто рисуем что-либо, а исследуем тему, проблему на территории искусства, там находим решение или трансформацию, после чего строим «мостик в жизнь» — чтобы изменения могли проявиться уже в реальной жизни.

Арт-терапия и интермодальная терапия выразительными искусствами (expressive arts therapy) привлекли меня своей ресурсностью, мягкостью и гуманистичностью. Психолог, консультирующий в подходе терапии искусством, делает особенный акцент на человеке, его видении и чувствах. Это безопасное и экологичное направление, в котором нет требований к художественным навыкам человека — не нужно уметь рисовать, танцевать или музицировать, но можно получать удовольствие от спонтанного самовыражения, от исследования своей темы на территории искусства, играть и танцевать с проблемой. Зачастую это помогает гораздо быстрее, чем миллионы разговоров. Арт-терапевт и терапевт искусствами использует и консультативные техники, но не ограничивается только ими. Все держится на индивидуальности, потребностях и желаниях клиента — бывает, что кому-то больше подойдут чисто вербальные и когнитивные формы.

Арт-терапевтом может стать только художник?

— Вы упомянули, что клиенту не нужно владеть навыком рисования, пения или лепки, чтобы обращаться к арт-терапии. А нужно ли психологу иметь художественное образование или хотя бы талант?

— Арт-терапевт может не иметь серьезного художественного образования, но он должен быть знаком с языком этого вида творчества и иметь собственный опыт применения выбранного вида искусства в своих творческих исследованиях и личной терапии. Главное — терапевт искусством и арт-терапевт следует принципу «низкое мастерство — высокая чувствительность», который ввел Паоло Книлл. Суть этого принципа заключается в том, чтобы быть чувствительным к искусству и к формам, которые создает человек.

При этом арт-терапевт, а особенно интермодальный терапевт, никогда не интерпретирует рисунок однозначно и прямо. Лишь клиент является экспертом в собственной жизни. А терапевт только «идёт рядом». Но специалист может озвучить свой отклик, поделиться чувствами и мыслями, обсудить их с клиентом.

Арт-терапевт должен следовать за клиентом и улавливать как его невербальные проявления (взгляд, дыхание, положение тела), так и творческие: рисунок, музыку, движения в танце. Здесь нет четкой последовательности действий и поэтапного движения к результату, процесс более творческий и гибкий.

— А может ли начинающий психолог по каким-либо признакам понять, что арт-терапия ему подходит?

— Чтобы это понять — на мой взгляд, нужно самому почувствовать себя клиентом. Это можно сделать на учебной практике в Институте или в личной терапии — попробовав разные подходы у практикующих в них психологов.

После этого оцените, насколько вам откликнулся этот подход. Понравился ли процесс работы, видите ли подвижки в решении проблемы? И если, как и я, почувствуете, что арт-терапия решает ваш запрос быстрее, чем исключительно вербальная работа, можете присмотреться к этому направлению.

Доверие и комфорт в общении с психологом — еще один важный пункт. Поэтому для того, чтобы найти своего специалиста, нужно время. Не торопитесь, выбирайте психолога и своё направление тщательно.


Чем российская арт-терапия отличается от зарубежной и почему она так популярна среди клиентов

— Как вы думаете, почему арт-терапия становится все популярнее среди клиентов?

— Арт-терапия помогает людям искать себя, самовыражаться, пробовать новое. В последнее время потребность людей в самореализации и творчестве заметно выросла. Это видно даже по тому, как изменилась реклама: в моем детстве повсюду использовались лозунги: «будь лучше», «хорошие хозяйки выбирают…», а сейчас людей привлекают фразы вроде: «будь собой!». Значит, потребности и мотивы поменялись в сторону самореализации. Если вспомнить знаменитую пирамиду потребностей Маслоу, такие потребности стоят выше остальных, и становятся значимыми, когда «закрыты» базовые.

Еще одна причина, которую озвучивает «пионер» интермодальной терапии в России Варвара Сидорова, заключается в потребности горожанина приблизиться к природе. В городе мы почти ничего не создаём своими руками, приобретаем готовое — поэтому творчества стало гораздо меньше. Через искусство мы реализуем потребность в созидании.

Например, лепка из глины хорошо «заземляет» и успокаивает человека, помогает безопасным образом выразить сильные чувства.

— Важные наблюдения! Расскажите, пожалуйста, как это востребованное направление развивается сейчас?

— Я полагаю, что Арт-терапия движется к еще большей гуманности и к отказу от прямой интерпретативности. Это позволяет больше верить в клиента и его собственные силы и способности, воспринимать его на равных, а не как «страдающего, которому следует помочь». Психолог не эксперт, а тот, кто «идет рядом». Например, сравнительно недавно появилось новое молодое направление, которое я активно практикую: интермодальная терапия экспрессивными искусствами. Она может сочетать рисунок, лепку, звук, танец в рамках одной терапевтической сессии. Здесь работа с клиентом еще более гибкая и индивидуальная – один вид творчества перетекает в другой в рамках одной встречи. По наблюдению Натали Роджерс, движение после рисования или создание поэзии после движения позволяют больше погрузиться в переживания, детальнее их прожить и найти более глубокие смыслы.

Арт-терапия интегрирует в себя новые возможности и технологии, не сливаясь с другими направлениями психотерапии, но обогащаясь ими. В Россию это направление пришло не так давно, и ему еще предстоит закрепиться и выработать свои принципы работы.

Возможно, через некоторое время российских специалистов обяжут проходить сертификацию, но пока у нас, в отличие от Великобритании или Латвии, арт-терапевт — не отдельная профессия, а дополнительная квалификация.

С одной стороны, это дает благодатную почву для ненадежных курсов и для работы псевдоспециалистов, которые выдают обычное рисование за арт-терапию. А с другой — арт-терапия в России может развиваться более свободно и активно.

— Вы затронули интересную тему! В завершение раскройте ее чуть подробнее: чем еще, на ваш взгляд, российская арт-терапия отличается от европейской или американской?

— Как правило, в России в арт-терапию приходят психологи, которые хотят повысить квалификацию, расширить свои возможности. Они уже имеют психологическое образование, но не имеют глубокого художественного образования, не знают принципов работы с творчеством. И в Институте мы специально проводим практикум: знакомим студентов с художественной базой в контексте арт-терапии. А в США обычно все происходит ровно наоборот — люди искусства приходят в арт-терапию. Они сосредотачиваются на приобретении дополнительных знаний в сфере психологии.

А еще между нашими странами большая временная разница. Арт-терапия пришла в нашу страну примерно на 20 лет позже. Если в Европе или Америке легко найти 70-летнего арт-терапевта, то в России такие психологи намного моложе — у старшего поколения не было возможности обучаться этому направлению. Хотя сейчас оно включает и объединяет на своей творческой, мягкой и гуманной территории искусства разные возраста и разных специалистов!

— Согласна с вами! Диана Павловна, спасибо за интересный разговор!


Окончили наши курсы и готовы рассказать свою историю? Пишите нам по адресу ask@psy.edu.ru

Остались вопросы?
Задайте специалисту!

Отвечаем по будням с 08:00 до 20:00
и по выходным с 10:00 до 18:00 по Москве

Устинова
Ксения Игоревна

Специалист

Арзуманян
Алиса Григоровна

Специалист

Записаться или задать вопрос
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных.