Главная / Блог / Искусство лечит: зачем художнику становиться арт-терапевтом?

Искусство лечит: зачем художнику становиться арт-терапевтом?

Время на чтение: 9 минут
|
26 декабря 2021
Получайте наши статьи в мессенджерах

Анна — профессиональный художник и учит рисовать других. Когда она занялась преподаванием, то поняла, что с помощью искусства может не только учить, но и оказывать психологическую помощь. В интервью Анна рассказала, как обучение помогло ей совместить искусство и психологию, изменить подход к преподаванию и разработать проект уникальной арт-школы.

Краткая справка

Анна Озерникова — театральный художник, педагог, искусствовед, арт-терапевт

Интересный факт: получила награду за вклад в искусство от мэра Москвы

Цель, с которой пришла учиться: внедрить в педагогический процесс арт-техники и научиться оказывать ученикам психологическую помощь через искусство

Курс проф.переподготовки : «Арт-терапия»

Как помочь травмированным детям с помощью арт-терапии

Анна, для обучения вы выбрали одно из самых творческих направлений в психологии. Расскажите, какое место в вашей жизни занимает искусство? Это просто увлечение или нечто большее?

— Вся моя жизнь напрямую связана с творчеством. Я профессиональный художник театра, а еще имею образование искусствоведа и преподавателя живописи. Для меня искусство — семейное дело. Мама художник, и с детства я не видела себя в какой-то другой профессии. После многих лет многих лет преподавания рисунка и живописи для художников театра у меня накопились уникальные знания, которыми захотелось делиться. И я решила начать частную преподавательскую деятельность. Она тоже сложилась удачно: мои ученики часто побеждали в престижных конкурсах, получали премии. Я даже получила награду за вклад в развитие культуры от мэра Москвы.

Вы раскрылись как многогранный специалист, который творит сам и учит этому других. А как получилось, что вы увлеклись психологией?

— Преподавая, я стала замечать одну важную тенденцию. С каждым годом на обучение приходит все больше травмированных детей. Опытный художник знает, что характер и настроение всегда отражаются на рисунке. Они заметны по тому, как человек выбирает материал, технику, темп рисования, наклон штриха. Казалось бы, чужие травмы — не моя зона работы, моя задача — учить рисовать. Но из «поломанных» внутренне детей сложно сделать художников, даже если донести до них технику: поставить руку, научить видеть пропорции и смешивать краски.

Настоящая задача художника состоит в том, чтобы научиться пропускать через себя увиденное и выражать это на холсте.

Зажатый, травмированный ребенок не может полноценно «увидеть» себя и мир, у него сложности с восприятием.

Я заинтересовалась психологией еще лет 5 назад и в итоге решила, что могу помогать таким детям с помощью арт-терапии. А учиться пошла во время пандемии, когда появилось свободное время из-за локдауна.

Интересные наблюдения! Как вы думаете, почему травмированных детей с каждым годом становится все больше?

— Мне кажется, дело в том, что наша действительность меняется. Дети потерянные, потому что у них нет ориентиров, на которые можно опираться. Как мама пятерых детей, я могу сказать, что ребенку нужна структура, какие-то границы и рамки, которые можно исследовать, в которых можно себя почувствовать. Например, если у ребенка не будет дополнительных занятий после школы, он не сможет самостоятельно организовать свое время. То же касается и распорядка дня: если предоставить ребенку полную свободу в графике сна или еды, он растеряется и перестанет чувствовать себя защищенным. А в наше время слишком много выбора — но это полезно лишь для осознанных, зрелых взрослых. Поэтому детей «мотает» в бессмысленных поисках, в то время, когда они могут заниматься своим развитием.

Как найти качественное обучение и чем опасны псевдопсихологи

Вы не только нашли тревожную тенденцию, но и решили с ней бороться, помогать детям с помощью арт-терапии. При этом не ограничились книгами по психологии, а пошли на полноценную профпереподготовку.

— Да, к обучению я подошла обстоятельно. Ко мне пришла мысль совместить живопись, педагогику и психологию, а для этого нужны глубокие знания по каждому направлению. Кроме того, я точно не хотела бы стать одним из псевдопсихологов, которые только вредят, а не помогают клиентам.

Пересмотрела много программ и остановилась на Институте. Мне понравился заочный формат обучения, удобное деление программы на психологию и арт-терапию, большой объем часов обучения. И тот факт, что я получу настоящий диплом, а не распечатанный на принтере сомнительный документ.

Получите специальность арт-терапевта и научитесь помогать клиентам с помощью искусства

Программа «Арт-терапия в практической психологической помощи: интеграция подходов и модальностей искусств в работе с клиентами»

  • официальный диплом о профпереподготовке
  • дистанционный формат
  • сопровождение куратора на протяжении всего обучения

А кого вы называете псевдопсихологами? Почему они вредят людям и насколько опасно обращаться к непроверенному специалисту?

— Психология сейчас в моде, некоторые пользуются этим, чтобы набрать клиентов и получить известность. Такие люди не имеют специального образования, но много говорят о популярных темах. Например, я часто слышу о «внутреннем ребенке»: его обязательно надо пожалеть, ему надо потакать. Я думаю, что это путь к инфантильности. Чем больше таких высказываний, тем больше им верят и перестают работать с ленью, ответственностью, взрослой позицией — ведь «внутреннему ребенку» многое можно простить. Доступность психологии на поверхностном уровне (в книгах, видео, блогах) может оказаться губительной для человека, которому нужна настоящая психологическая помощь. А для предприимчивых псевдо-психологов доверчивая аудитория может стать «золотой жилой».

Согласна с вами — психологам нужно ответственно относиться к образованию, а всем остальным не стоит доверять сомнительным специалистам и заниматься самолечением. Расскажите, в вашем случае полученные знания оказались полезными?

— Да, конечно. Некоторые модули показались сложными, потому что они заставляют думать, вчитываться — это еще один признак качественного образования. Я получила практические навыки для работы с учениками, разобралась в онлайн-терапии (что пригодится в период пандемии). Узнала о многих бесконечно полезных техниках. Использую их на каждом занятии, хотя и не в психологии, а в смежной сфере — педагогике.

Но перед обучением я продумывала все варианты развития событий. И решила: даже если моя идея не сработает и арт-терапия не пригодится в профессии, то у меня остается большая семья, дети и внуки, с которыми можно использовать полученные навыки, укреплять отношения, знакомиться с собой и друг с другом через арт-техники.

Художник, педагог, психолог: как создать уникальный микс знаний

Интересно, что вы внедряете знания из психологии в профессию художника-педагога. Как это происходит в вашей практике?

— На самом деле, похожий подход был у многих художников древности. Например, применялись разные способы по подготовке учеников к занятиям.

Любое обучение — это в какой-то мере насильственный процесс внедрения знаний, поэтому важно расслабить человека, плавно подвести его к новым знаниям.

Для этой задачи отлично подходят арт-техники, например, «каракули двумя руками». Это упражнение я использую и с детьми, и со взрослыми. Во время него активизируется работа обоих полушарий мозга, укрепляются нейронные связи, человек как бы «перенастраивается» на рисование.

Другой пример внедрения арт-терапии в мое обучение — отклик на работу. В художественной практике принято устраивать просмотр работ после занятия, чтобы обсудить результаты, разобрать ошибки, подчеркнуть то, что особенно удалось. К этим просмотрам я стала добавлять эмоциональный отклик. Начала спрашивать автора, почему он изобразил именно это. Почему сегодня у тебя синий цвет теплее? Почему твой зайчик бежит, а не стоит? Когда ученик начинает об этом размышлять, обучение идет совершенно по-другому. И, конечно, человек проводит внутренний анализ мыслей, поступков, мотивов.

Многое я знала и чувствовала, как специалист: почему человек выбирает эти материалы, цвета, техники. Но когда догадки подтверждаются научно, появляется особая ясность и понимание, как эти знания можно применять с пользой для человека, который делает первые шаги в искусство.

А как в целом изменилась ваша работа после обучения, куда собираетесь двигаться дальше?

— У меня амбициозные планы! Собираюсь открывать свою арт-школу и совмещать технические и арт-терапевтические методики. Она создается для людей, которые не собираются быть художниками, но хотят научиться рисовать и вместе с тем освободиться от психологических проблем и зажимов.

Мне хочется сделать полноценный, гармоничный микс, где одна практика будет помогать другой. В классической арт-терапии не принято обращать внимания на технику — человек рисует «душой», исключительно для себя. Но бывает так, что, не зная базовых принципов изображения фигур или смешивания красок, человек просто не может нарисовать то, что хочет. Без поставленной руки и техники бывает сложно выразить себя. К тому же каждого будет радовать и мотивировать красивый результат. Так я собираюсь работать одновременно в роли профессионального художника, педагога и психолога, помогая людям самовыражаться, узнавать себя, снимать стресс с помощью изобразительного искусства.

— У вас прекрасная цель! Анна, спасибо за разговор. Верю, что у вас получится воплотить свой замысел и открыть школу, которая откроет людям новые, целительные грани искусства.


 Окончили наши курсы и готовы рассказать свою историю? Пишите нам по адресу ask@psy.edu.ru

Остались вопросы?
Задайте специалисту!

Отвечаем по будням с 08:00 до 20:00
и по выходным с 10:00 до 18:00 по Москве

Устинова
Ксения Игоревна

Специалист

Арзуманян
Алиса Григоровна

Специалист

Записаться или задать вопрос
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных.